P E R E K Y R
Искренне считаю Верку Сердючку великим событием, а Андрея Данилко – великим артистом, при всей своей нелюбви к эстраде.

Когда я ловлю недоумения на лицах после сказанного, мне жаль людей, от которых это исходит.

Андрей Михайлович смог создать, вероятно, один из наиболее узнаваемых травести-образов в мире (возможно, я преувеличиваю), но при этом в повседневности не восприниматься как пидор (в ругательном смысле). Это шедеврально, я считаю.

А еще Верка Сердючка олицетворяет собой ту Украину, страну моего детства, которой больше нет. Которую циничные политтехнологи взорвали, как новогоднюю селедку под шубой)

Я и мои сверстники росли в одинаковых условиях, и там слово "украинское" звучало как ругань, а слова "импортное", "заграничное", "иностранное" – как похвала. Нас с самого детства учили на подсознательном уровне стыдиться своего происхождения, пусть и не без оснований, но так нельзя было делать ни при каких обстоятельствах.

Это (и не только) и породило противодействие в виде нацизма украинского (что может быть тупее, чем украинский нацизм, больное сознание может только породить эту хрень...). Целому поколению устроили национальный комплекс неполноценности. И хрен переубедишь ты теперь сотни тысяч, миллионы людей, в том, что они просто дети, которых развели, как котят.

Какие лозунги должны выкрикивать люди, которые хотят вернуть ту Украину, по которой скучаю я? В том и дело, что в той стране не было никаких лозунгов. Это была страна, где двуязычие воспринимали как данность, а не как проблему. Все друг друга понимали и любили. Из Львова приезжали в Донецк болеть за "Шахтер", когда он выступал в Лиге Чемпионов, а на "Донбасс-арене" звучал самый звонкий украинский гимн, когда там играла украинская сборная.